8 марта 2017 г.

«Семейные побои» - больше не «уголовка»



E-Mail: npcentr@bk.ru

7 февраля, президент РФ Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье
За тумаки или пинки, отвешенные домочадцам, дебоширов отныне за решетку не упрячут. Конечно, если не приченен большой ущерб здоровью и случились побои в семье в первый раз. За это теперь полагается не уголовная, а административная ответственность. То есть, штраф - от 5 до 30 тысяч рублей либо арест от 10 до 15 суток, либо до 120 часов обязательных работ.
Ранее за любой синяк в семье, можно было отправиться в тюрьму на срок до 2 лет.
Теперь «уголовка» грозит лишь при повторном рукоприкладстве или тяжких телесных повреждениях. За сломанную руку или выбитый глаз, конечно штрафом не отделаешься.
Новые поправки в «дела семейные» коснуться не только супругов, но и их детей. Теперь за «подзатыльник» или «воспитательный шлепок» у родителей ребёнка не отнимут.
Закон вступает в силу со дня подписания. Сразу.


Суть закона состоит в том, что побои в семье перестали быть уголовным преступлением и перекочевали из УК в КоАП. Теперь, если в квартире слышится звук ударов, полиция не сможет сказать — как убьет, тогда и звоните. Возникли серьезные основания, чтобы приехать и решить проблему.
Распустившего руки человека можно забрать, отправить в суд и назначить 15 суток ареста. До этого, правоохранительные органы не имели такой возможности — на месте разрешить семейный конфликт. Теперь она появились.
Кроме того, родители теперь не рискуют получить наказание по уголовным правилам за шлепок по попе. Ни одна мать больше не будет за это оправдываться перед прокурором, и ни один папа больше не отправится на принудительные работы за наказание ремнем.
Конечно, бить детей нельзя. Но иногда этого избежать не удается по тем или иным причинам даже в самой доброй и любящей семье. Но понятно одно, подзатыльник, полученный от родителя на пике эмоций, не должен ломать жизни. А ведь судимость, даже если она не связана с лишением свободы, способна серьезно испортить будущее.
В биографии навсегда останется отметка — судим за избиение своего ребенка. И никто не будет уточнять детали. Конечно, пальцем вряд ли будут тыкать, но на хорошую работу этот эпизод устроиться помешает. В государственные структуры такого человека не возьмут, а судимость родителя может помешать в будущем и самому ребенку.
Если бы не этот закон, уже с января родители могли бы оказаться в зале уголовного суда за простой шлепок. Все дело в нововведениях в УК РФ, принятых летом. На самом деле закон не был направлен против родителей, он предполагался как один из шагов в гуманизации системы наказаний. Но так или иначе семейные побои стали отдельно оговариваться в УК.

Изначально при переработке побоев в УК, их хотели полностью перенести в КоАП. Но это было воспринято как легализация избиений. Но ведь если побои, выезд на встречную полосу и проезд на красный свет запрещены не УК, а в КоАП — это не значит, что они допустимы?
Важно здесь, чтобы наказание соответствовало тяжести деяния. Но тем не менее летом статью за побои оставили в УК в самой «тяжкой» части — когда они совершаются из хулиганских помыслов, имеют признаки расизма, ненависти из политических и других мотивов, а также осуществляются в отношении родных.
В целом это логично — семейное насилие очень страшная вещь. Часто оно становится гораздо более опасным, нежели драка на улице. Но эта же самая статья в УК могла не только защитить жертв домашнего насилия, но и стать орудием в руках приверженцев ювенальной юстиции. Она открывала возможность привлекать к уголовной ответственности родителей, допустивших в отношении детей подзатыльник или шлепок.
По этой статье обвиняемого не арестовывали «на месте». Полицейские проводили беседу и уходили, в лучшем случае заполнив протокол. А пострадавшая сторона вынуждена была бегать по государственным учреждениям в поисках защиты.
Это не значит, что детей можно бить. Но редкие случаи, когда в семье происходят настоящие истязания, и так наказуемы. Зато нормальный родитель не всегда послушных детей не окажется на скамье подсудимых.

МНЕНИЯ:
Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙtrue_kpru     Журналист
Научите женщин не терпеть
Почему декриминализация семейных побоев, затеянная нашей Госдумой, у меня лично вызывает чувство злости
Когда ты смотришь на самодовольные физиономии, важно вещающие о «семейных ценностях, которые мы обязаны охранять» (либеральным отношением к насилию, конечно), и когда ты знаешь, сколько на самом деле в России алкоголиков, наркоманов, сумасшедших и просто садистов, которые издеваются над своими близкими, а с ними предлагается быть помягче, - ну, как тут не злиться?
Зато если ты перепостил в интернете картинку неправильную, сказал что-то не то — вот это серьезное преступление.
За это надо в тюрьму.
А если жену побил — так, пустяки, дело житейское.
Ужас.
Есть, правда, и рациональные голоса — те, что оправдывают эту законодательную новацию без отсылок к святости семьи.
Они говорят: женщины не хотят сажать своих мужей.
Женщины жалуются, но терпят.
Женщины пишут заявления на уголовные дела — а на другой день забирают их обратно.
А если делу все-таки дают ход — эти жены сами страдают, винят себя в том, что посадили родного мужа.
Поэтому, мол, если побои — это административное дело, то получится хоть слегка наказать, а если уголовное — то вообще не получится.
И в этом есть свой резон.
Но даже и в этом случае надо не забалтывать ситуацию подлыми разговорами про «неприкосновенность домашнего очага», а что-то делать.
Имея в своих руках школу, университет, телевизор, все жанры массовой культуры, - государству пора заняться «женским терпением».
Начать учить не терпеть.
Начать учить девочек, что нельзя связываться с мужчиной, который распускает руки, и даже если такая ошибка была допущена, - сразу давать отпор, если вдруг что.
Чтобы никакого - «а у нас же дети».
Никакого - «а что я людям скажу».
Чтобы было не стыдно и не страшно развернуться и сразу уйти.
Разумеется, это не только вопрос психологии.
Это еще и вопрос денег.
И нам давно нужны и полноценные «материнские зарплаты», и больше разнообразных возможностей для льгот и помощи именно одиноким женщинам с детьми, которым должно быть куда уходить, - а вовсе не «священным семьям».
Но все-таки главное — это готовность отреагировать жестко.
Нулевая терпимость.
И если вырастет поколение женщин — самых обычных, «простых», - которые раз и навсегда выучат, что нельзя жить с садистом, нельзя терпеть садиста, - то и уголовная статья вернется на свое законное место.
В жизни многое можно и нужно терпеть — она так устроена, жизнь.
Но насилие терпеть нельзя.
Материал отражает исключительно мнение автора, которое может не совпадать с позицией редакции.

Ульяна СКОЙБЕДА   true_kpru  обозреватель

«Бьет — значит любит» в законе

Декриминализируя побои, государство отказывается от одной своей функции – карательной
Много было сказано о том, почему декриминализация семейных побоев, совершенных впервые, принятая сегодня Госдумой, - бесчеловечный, плохой законопроект.
Он еще больше усложняет путь несчастной, битой мужем бабы к справедливости: полиция ее пинает, не приезжает на вызовы, мировой суд по нескольку раз не принимает заявление (не так составлено, не проведена экспертиза – предлоги любые), наказание для мучителя-мужа смешное и мизерное: штраф и исправработы, даже не условный срок…
А теперь, для возбуждения уголовного дела, еще и надо будет доказать тот первый административный штраф (первый раз в глаз, по инициативе Госдумы, теперь будет административным правонарушением). Проблема в том, что прав у потерпевшего по административному правонарушению – никаких: полиция хочет, накажет дебошира, не хочет – нет. В итоге, несчастные тетки будут ходить битыми сорок раз, но не иметь того самого ПЕРВОГО факта, оформленного, как надо. «Нету тела – нету дела», - как говорят люди в погонах.
Но поговорим не о тетках, Бог с ними, с ними все ясно, им надо разводиться. Поговорим о нас с вами, законопослушных и правильных.
Для нас с вами закон означает, что государство сбрасывает с себя социальные функции и обязательства. Оно фактически разрешило бить безнаказанно, и объяснило это очень цинично: «Что-то дел таких много, затраты на них несоизмеримы с наказанием, то есть общественной опасностью», - смысл записки Верховного суда Госдуме, поданной год назад. Дорого, короче, невыгодно наказывать преступников. Государство отказывается от своей исконной функции – карательной.
За время до этого государство стало строить платные дороги: то есть отказывается от функции коммуникации. Ехать по бесплатным дорогам – долго и плохо, по платным (построенным на земле, изъятой из ОБЩЕЙ собственности) – быстро и хорошо.
Государство отказывается от обязанности лечить людей: здесь, я надеюсь, подробностей не надо, но можете почитать, как поликлиника два месяца пинала меня, корреспондента «Комсомольской правды». А в ноябре высказывалась гениальная идея перестать лечить тех, кто не платит налоги, то есть не трудоустроен или трудоустроен неправильно.
У государства кризис и дефицит средств. Оно срезает свои затраты на нас и увеличивает платежи с нас. Вот вся тенденция.
Вопрос, что мы тогда должны такому государству?
Я не устаю повторять: в 90-е люди презирали и ненавидели демократическую Россию так, что откосить от армии считалось доблестью, а отдать Родине долг почиталось за придурковатость.
В нулевые тенденцию удалось переломить.
Но теперь, еще пара подобных законопроектов и — боюсь - все может отыграться назад.

Материал отражает исключительно мнение автора, которое может не совпадать с позицией редакции.



  8 (905) 703-14-15   или  8 (919) 728-50-31      E- Mail:    npcentr@bk.ru  
Почти бесплатно: стоимость услуг по эл. почте до 50%   Помощь и защита в суде. Адвокат.
Суд городской, Арбитражный, Третейский суд.  
  По материалам  © КонсультантПлюс, 1992-2015  http://www.kp.ru/daily/26628/3647576/


Комментариев нет:

Отправить комментарий